rusik78 (rusik78) wrote,
rusik78
rusik78

Оккупируй что можешь! Интересная статья про Occupy Wall Street



Александр Кокшаров

Начавшаяся с Нью-Йорка акция протеста «Оккупируй Уолл-стрит!» быстро стала глобальным феноменом. Правда, пока не ясно, сможет ли движение недовольных реально повлиять на состояние дел в развитых странах

В последние месяцы элиты развитых стран по обе стороны Атлантики были крайне заняты решением неотложных экономических проблем. Администрация Барака Обамы предложила план стоимостью 447 млрд долларов по созданию миллионов новых рабочих мест в США, чтобы справиться со стабильно высокой безработицей. Первая попытка провести его через Конгресс была заблокирована республиканцами, не согласившимися на повышение налогов для богатых. В еврозоне французский президент Николя Саркози был вынужден уехать из Парижа, когда его супруга рожала дочь, — этого требовали срочные переговоры с федеральным канцлером Германии Ангелой Меркель, темой которых было спасение единой европейской валюты. В Британии правительство Дэвида Кэмерона вновь и вновь подтверждало верность программе сокращения госрасходов, направленной на уменьшение дефицита бюджета даже в условиях замедления экономики. Решение экономических задач осложнялось политическим моментом — предвыборные кампании уже начались и в США, и во Франции.


Озабоченные высокими материями элиты ждал сюрприз — волна массовых акций протеста против сложившейся ситуации в экономике, финансах и политике. Все началось с Нью-Йорка, где манифестанты объявили акцию «Оккупируй Уолл-стрит!» и установили палатки в сотне метров от Нью-Йоркской фондовой биржи еще 17 сентября. Затем аналогичные акции стали проводиться в других городах США, а потом и в других странах. Они затронули уже около 900 городов в 80 странах по всему миру — от Чикаго до Дублина, от Атланты до Сиднея. Палаточные городки выросли не только рядом с Уолл-стрит, но и в лондонском Сити и в центре Франкфурта-на-Майне. Хотя большинство акций оказались вполне мирными и спокойными, в Риме дошло до ожесточенных столкновений с карабинерами, сожженных автомобилей и разбитых витрин.

Участники акций по-разному мотивировали причины своего выхода на улицы, но в целом их объединило одно — недовольство сложившейся экономической и политической системой и неспособностью влиять на ситуацию через традиционные механизмы, такие как выборы. С их мнением в целом согласны и те, кто остался дома. Так, в одних лишь США, по разным соцопросам, позицию участников акции «Оккупируй Уолл-стрит!» разделяет от 50 до 70% респондентов. Однако среди участников акций нет четких целей, лидеров и идеологического единства, поэтому каким-либо образом повлиять на застигнутые врасплох элиты им пока не удалось. Элиты по-прежнему выжидают и не предпринимают резких шагов. Куда и как в итоге будет направлена энергия протестов, толком не может объяснить никто — ни участники, ни наблюдатели, ни власти.
По пути Майдана и Тахрир

Утро понедельника 17 октября, парк Зукотти в Южном Манхэттене. Туристы спешат к мемориалу 11 сентября, посвященному жертвам терактов в башнях-близнецах Мирового торгового центра. Они ненадолго тормозят у крошечного, около тридцати соток, сквера, спрятавшегося среди окружающих многоэтажек. Парк заполнен палатками и людьми в теплой одежде. Туристы ненадолго останавливаются, несколько раз щелкают затворами фотоаппаратов и идут дальше. В глубь сквера заходят немногие, а с сидящими на спальных мешках, пластиковых стульях или каменных парапетах участниками заговаривают в основном журналисты.

Опросив два десятка жителей палаточного лагеря о причинах, побудивших их приехать в парк Зукотти (сами участники предпочитают называть его старым именем Либерти, то есть парк Свободы), корреспондент «Эксперта» получил два десятка мнений. «Мне не нравится ситуация с экономическим неравноправием. Разница в уровне доходов самых богатых и самых бедных стала совершенно безумной», — говорит 27-летний Джон Хошчартнер из Олбани, штат Нью-Йорк, вынужденный работать продавцом в магазине, несмотря на наличие магистерского диплома по журналистике.

«Здравоохранение чрезмерно дорого — оно недоступно слишком уж для многих, — жалуется 54-летняя Кэтрин Паркер из Нью-Гемпшира. — Я потеряла племянницу из-за несвоевременного лечения, а когда она умерла, ее муж получил огромные счета за лечение, потому что у них не было медицинской страховки. Я также за вывод наших войск из бессмысленных войн на Ближнем Востоке — мой племянник погиб в 2006 году под Багдадом. От этих войн выигрывают лишь корпорации, получающие правительственные контракты на поставки вооружения, а простые американцы, иракцы и афганцы гибнут».

И хотя многие из участников акции «Оккупируй Уолл-стрит!» говорят о необходимости повысить налоги для самых богатых и об улучшении регулирования финансового сектора, удивительным оказывается серьезное недовольство политическими элитами, которое пересиливает антипатию к Уолл-стрит. «Мне не нравится отсутствие прозрачности в политике. Все предвыборные кампании щедро финансируются бизнесом, поэтому политики оказываются под влиянием лоббистов, вместо того чтобы отстаивать интересы избирателей. Все пожертвования на предвыборные кампании должны стать максимально прозрачными, чтобы всем было понятно, на чьи деньги политики избираются в Конгресс», — считает 36-летняя Тара Кассиди из Южной Каролины, живущая в палатке уже три недели. Она, как и многие другие в лагере, в ноябре 2008 года голосовала за Барака Обаму и его лозунг «Да, мы сможем!». Сегодня она не верит администрации, потому что «мы живем не в демократии, это плутократия, власть денег».

Подобные мнения высказывают и по другую сторону Атлантики. «Голосование ничего не изменит, потому что все основные партии стали похожи друг на друга и мало что делают для простых людей. Они действуют в интересах большого бизнеса. Поэтому я не хочу больше голосовать, поэтому сегодня я здесь», — заявил «Эксперту» два дня спустя 31-летний Том Стейси, участник акции в Лондоне. Его палатка находится рядом с собором Святого Павла, главной достопримечательностью лондонского Сити. На вопрос, почему он протестует не у парламента, в Вестминстере, а в финансовом районе, Том отвечает: «Потому что политики в конечном итоге делают то, чего от них хотят в Сити». Тома не остановило даже то, что ночью столбик термометра опустился практически до нуля. С ним согласен 24-летний Нейтан Коннор из Северного Лондона: «Я пришел протестовать против корпоративной жадности. Корпорации проникли в правительство, и именно они определяют политику».

Участники акций надеются, что успехи «арабской весны» в Каире и Тунисе могут быть перенесены на западную почву. Впрочем, главные акции протеста «Оккупируй!» — в Нью-Йорке и в Лондоне — остаются примерами вполне западного порядка и спокойствия. Их участники проявили завидную способность к самоорганизации. Так, парк Зукотти поделен на определенные зоны строгой функциональности. Тут и жилая зона с палатками и спальными мешками, и кухня, где централизованно готовится питание на средства от пожертвований. Вдоль каменной стены парка размещены библиотека (с книгами, переданными простыми ньюйоркцами), пресс-центр, угол юридической поддержки, генератор для подзарядки телефонов и ноутбуков. На площади работает бесплатный беспроводной интернет (участники активно пользуются социальными сетями, включая собственный сайт, Facebook и Twitter, для распространения информации об акциях), а весь мусор тщательно сортируется и разделяется по соответствующим бакам, в том числе для вторичного использования бумаги и пластика. Когда владельцы земли, на которой находится парк, пытались избавиться от участников акции под предлогом необходимости уборки территории, то обитатели палаточного лагеря сами привели ее в порядок. Корреспондент «Эксперта» наблюдал, как они высаживали новые цветы на клумбы вместо засохших без полива.

В лондонском лагере тоже чистота и порядок — здесь даже договорились запретить алкоголь и сигареты. На одной из палаток висит надпись «Медпункт», у другой стоят солнечные батареи. Еще в одной — принесенное откуда-то пианино (в то утро, когда в лагерь приехал корреспондент «Эксперта», участник акции играл подобающий моменту Первый концерт Чайковского). При этом на каждом углу оказались развешаны правила распорядка, призывающие соблюдать тишину по ночам и во время служб в соборе. Возможно, именно поэтому настоятель собора Святого Павла Джайлс Фрейзер благословил участников акции и призвал полицию оставить их в покое. Лондонские бобби, впрочем, и так предоставили манифестантов самим себе — им лишь закрыли доступ на находящуюся рядом, перед Лондонской фондовой биржей, площадь Патерностер, которая оказалась частным владением.

99% против

Изначально идея мирной и ненасильственной «оккупации» Уолл-стрит родилась как символ возмущения алчностью банкиров и прочих финансистов. Именно их американцы и европейцы винят в финансовом и экономическом кризисе 2007–2009 годов. По мнению участников акций, в то время как простые граждане вынуждены затягивать пояса из-за роста цен и сохраняющейся на высоком уровне безработицы, банкиры устраивают «пир по время чумы», продолжая получать огромные бонусы за высокорисковые финансовые операции.

Так, банк Goldman Sachs, по результатам третьего квартала 2011 года объявивший о первых убытках с 1999 года (когда из партнерства он превратился в акционерную компанию), тем не менее решил не отказываться от выплаты премий. В этом году сотрудники GS получат 10 млрд долларов бонусов — это составит 292 тыс. долларов на человека (конечно, младший персонал получит значительно меньшие суммы, а топ-менеджмент — многомиллионные вознаграждения). По мнению манифестантов, это чрезмерно, хотя и на четверть меньше, чем в прошлом году. «У меня нет слов. Я знаю людей, которые считают каждый пенс, чтобы им хватило денег накормить детей. Экономика в стагнации, безработица растет, а банкиры получают такие огромные бонусы», — говорит Вики Браун из Брайтона, участница акции в Лондоне.

«Очевидно, что участники акций крайне недовольны несовершенством системы. Ни одна из европейских моделей сегодня не выглядит особо успешной. Европейская социал-демократия пообещала избирателям преимущества, которые общества больше не могут себе позволить, и это прекрасно показывают примеры Греции и Португалии. Англосаксонская модель обещала благосостояние за счет развития свободного рынка, однако привела к формированию профинансированных за счет долга пузырей. Экономика действительно благоприятствовала финансовой элите, которая получила выгоду во время бума, а затем вынудила налогоплательщиков заплатить по счетам в разгар кризиса», — сказал «Эксперту» Майкл Спенс, профессор экономики Нью-Йоркского университета.

Именно поэтому самыми популярными лозунгами участников акций оказались «Капитализм в кризисе» и «Нас 99%» — в противовес 1% элит, выигравших от глобализации и роста финансовых рынков в предыдущие десятилетия.

В своей колонке в The New York Times участников акций поддержал экономист Принстонского университета Пол Кругман. «Уолл-стрит внесла огромный прямой вклад в экономическую поляризацию. Именно повышение прибыли в финансах составляло существенную часть прироста доли национального дохода, приходящейся на самый богатый 1% населения (а также на самую состоятельную прослойку в этой группе — 0,1%). Более того, те же политические силы, которые продвигали финансовое дерегулирование, различными путями способствовали общему неравенству, подрывая организованный труд и расправляясь с организованным недовольством, ранее сдерживавшим рост вознаграждений топ-менеджеров», — полагает нобелевский лауреат.

Японский сценарий

Хотя движение остается довольно небольшим, без четких политических целей и с разрозненной повесткой дня, оно отражает общее недовольство в западных обществах, которые, судя по всему, входят в период «потерянного десятилетия» по японскому сценарию — со стагнацией и высокой безработицей.

Прежде всего это касается молодежи. Ведь именно молодым придется столкнуться с долгосрочно более высокими налогами, снижением социальных гарантий, повышением пенсионного возраста (если не вообще с отменой пенсий в будущем) — то есть условия их жизни могут оказаться хуже, чем у поколения их родителей. Но даже в краткосрочной перспективе молодых американцев и европейцев ждут многочисленные сложности: жилье дорожает, кредит становится все менее доступным, долги за обучение растут, а перспективы получить работу все более призрачны. В США безработица среди молодежи (до 25 лет) сегодня составляет 17,1%. В Европе ситуация хуже — 20,9%, причем в некоторых странах все еще печальнее — 25,3% в Британии и 46,2% в Испании.

Белый дом выступил с заявлением, что относится к движению против Уолл-стрит «с пониманием». «Люди доведены сложившейся ситуацией до крайности, мы это понимаем. Именно поэтому мы так настойчиво пытаемся сфокусировать внимание Конгресса на необходимости реальных дел в сфере экономики и создания рабочих мест», — отметил Джей Карни, пресс-секретарь президента США.

В поддержку манифестантов выступил и известный инвестор, миллиардер Джордж Сорос: «Я могу понять их настроения». Он в очередной раз осудил бесконтрольное направление средств налогоплательщиков на помощь пострадавшим от кризиса банкам. «Решение состоит не в том, чтобы вкладывать капитал в банки, а в том, чтобы постепенно освобождать их от плохих активов и давать им возможность зарабатывать самостоятельно», — сказал Сорос. То есть фактически он согласился с одним из пунктов требований участников акции «Оккупируй Уолл-стрит!».

Давление снизу

Протестная энергия пока не задействована в политическом процессе, хотя в США и во Франции уже вовсю идут предвыборные кампании. Настроения участников акций по «оккупации» американских городов преимущественно левые, поэтому республиканцы резко их раскритиковали. При этом демократы не попытались использовать протесты в своих целях, хотя многие пункты повестки дня Белого дома и акций протеста совпадают, например по вопросу инвестиций в образование и инфраструктуру, повышения налогов для богатых, регулирования финансового сектора и т. д. Причина пассивности демократов — нежелание сдвигать политический фокус партии влево, поскольку это может повредить Обаме на выборах в ноябре 2012 года.

Такой ход мыслей в Вашингтоне обусловлен европейскими примерами — в Европе социал-демократические партии, слишком сильно сдвинувшиеся в сторону левого фланга, обычно проигрывают выборы. Поэтому оппозиционные лейбористы в Британии даже не попытались мобилизовать энергию лондонской акции.

Отчасти это вызвано внесистемным характером акций — их участники стремятся дистанцироваться от существующих политических структур и партийных иерархий. Подобное внесистемное поведение во многом стало результатом быстрой адаптации общества к социальным интернет-сетям (и сформированному ими образу жизни, построенному на ощущении равенства и умении договариваться). Как писал Мануэль Кастельс, американский социолог, впервые занявшийся влиянием интернета на общество, «чем более независимы настроения индивида, тем больше он пользуется интернетом, что ведет к еще более независимому существованию».

Поэтому, хотя протестующие активисты преследуют цели, аналогичные целям многих левых или социал-демократических партий (равноправие, высокие налоги, более жесткое регулирование финансового сектора), они отказываются от партийных иерархических методов. Таким образом, подобные движения грозят заменить собой партии социал-демократического толка, которыми являются демократы в США, лейбористы в Британии, социалисты во Франции или социал-демократы в Германии. Какой эффект это окажет на сами партии, мы увидим уже довольно скоро. Президентские выборы во Франции состоятся в апреле, а в США — в ноябре 2012 года.

Нью-Йорк—Лондон

http://expert.ru/expert/2011/42/okkupiruj-chto-mozheshi/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments